Мимика лица

В то время как основное правило невербального поведения женщин гласит: «Будь оживленной», одна из десяти заповедей сильного пола учит: «Не будь уязвимым». Вместо того чтобы обнаруживать свои эмоции на лице, мужчины научились загонять их глубоко внутрь. Они надевают маску. Управление лицом— это высший пилотаж. Это неизбежный результат, который нужно контролировать, а контроль — это наперсник власти. Безразличное мужское лицо сообщает: «Вам не удастся взволновать меня, вам не удастся потрясти меня; я буду решать, впускать ли вас (а я скорее всего не впущу!). Я буду решать, кому владеть моими эмоциями». Мужчина с маской вместо лица — загадка. Означает ли это, что мужчины не испытывают никаких чувств? Разумеется, нет. Но они не показывают свои эмоции. В деловой ли обстановке или во время семейной ссоры, но каменное лицо мужчины может подлить масла в огонь.

Мимика и жесты

А вот и подходящий пример: неподвижность бровей мужчины. В то время как подъем бровей является неотъемлемым элементом невербальных знаков женщины, его отсутствие — такая же неотъемлемая черта безразличного мужского лица: не движется ничто! Мужчины сообщают о ценности этого вида управления лицом с политической точки зрения: это не дает остальным понять, что они думают или чувствуют, и хотя и наносит ущерб межличностным отношениям, но зачастую является верным способом удержаться на работе. Они не желают, чтобы другие замечали их страх или неуверенность в себе. Мужчинам надлежит скрывать свои истинные эмоции на рабочем месте (но изредка и в интимных отношениях). Как объяснил один представитель сильного пола: «Если бы все на самом деле знали, что ты думаешь или как относишься к своей работе, ты бы ее сроду не получил».

И в самом деле, мужчины умеют сохранять ничего не выражающее лицо, когда что-то их рассмешит, они могут скрывать влечение к другой женщине в присутствии жены и подавлять ярость перед своим боссом. Чтобы проделывать это, они замещают, приглушают или «нейтрализуют» выражения лиц.

• В случае замещения мужнины могут рассуждать так: «Я здорово сердит, но притворюсь счастливым». «Уверен, что это никудышное предложение, но я буду вести себя так, как будто оно сработает». «Мне предложили такую прибавку к зарплате, что у меня глаза на лоб полезли, но я сделаю вид, что это не произвело на меня никакого впечатления». Ланс Армстронг прибегнул к замещению во время традиционной велогонки вокруг Франции «Тур де Франс», чтобы обмануть соперников. Он гримасничал и якобы старался изо всех сил на начальных спринтерских дистанциях гонки (на которых он был особенно силен), заставив остальные команды поверить, что в этом году он является для них слабым соперником. Гонщики потеряли бдительность, и Армстронг вырвался вперед.

• При приглушении мужчины могут подумать так: «Я просто в восторге от цены за эту машину, о которой мне удалось договориться, но поубавлю-ка я восторгов». «Я по-настоящему взбешен, но сделаю вид, что меня это не слишком волнует». «Я боюсь, что моя подруга бросит меня, но я собираюсь вести себя уверенно».

• При «нейтрализации» мужнина думает: «Не хочу, чтобы моя жена узнала, что я чувствую. Точка». И они скрываются за каменным лицом.

И в наши дни мужчины типа А даже прибегают к ботоксу, чтобы закрепить свои лица-маски. Как утверждается в опубликованной недавно в «Уолл-стрит джорнал» статье с подзаголовком «Уберите, наконец, глупую, самодовольную улыбку со своей физиономии. Это вредит делу», «все большее и большее количество торговцев и юристов, банкиров и биржевых брокеров фиксируют выражение лица с помощью ботокса — «ваяющего» и замораживающего лица на выражении полупостоянного спокойствия». Поданным исследования, проведенного Американским обществом хирургов-специалистов в области пластической хирургии, около 12 процентов приверженцев ботокса используют этот препарат не для того, чтобы бороться с морщинами и признаками старения, а скорее для того, чтобы заняться «сурово-сердитым выражением лица».

Застывшее лицо, по-видимому, еще больше усиливает у мужчин дух соперничества. Один пациент — 44-летний глава фирмы, занимающейся инвестициями в недвижимость, — отнес 10—30-процентное увеличение объема сделок с недвижимостью за счет своего лечения. «Если вы выглядите сильным и твердым и не боитесь, — объяснял он в своей статье, — люди относятся к вам с большим уважением. Минимум выразительности поистине говорит сам за себя». Ну, просто совершенно ужасно!

Маскирующие виды поведения, похоже, чаще имеют место во взаимодействиях между мужчинами. В разделе книги, озаглавленном «Кто может устоять перед улыбающимся младенцем?», Дик Патьер, журналист из «Филадельфия инкуайрер», сообщил об исследовании, в ходе которого женщинам и мужчинам показывали видеозаписи с изображением очаровательных малышей и щенят. Женщины не жалели улыбок независимо от того, присутствовал ли поблизости во время теста экспериментатор-мужчина или нет. Мужчины же очевидно подавляли свои эмоциональные реакции при нахождении в комнате другого мужчины. Исследователь прокомментировал это так: «Мы полагаем, что у мужчин есть определенные культурные правила, которые налагают запрет на некоторые эмоциональные отклики, особенно на нежность или привязанность. Возможно, все это звучит напыщенно и отвлеченно, но я думаю, это открытие имеет некоторое практическое значения. Похоже, оно указывает на одну вещь: чтобы изменить поведение мужчин в чисто мужских коллективах, которое часто бывает хамским, грубым и нечутким, в эти коллективы нужно включить женщину». В силу культурных или социальных причин мужчина обнаруживает неспособность или нежелание проявлять мягкость в присутствии другого мужчины, хотя и может чувствовать себя комфортнее, выказывая ее перед женщиной. Опять же это вопрос уязвимости. Мужчины производят впечатление бесчувственных созданий, даже когда они по-настоящему испытывают душевное волнение (иногда мне бывает очень трудно убедить женскую аудиторию в том, что мужчины действительно испытывают эмоции).

Известно и то, что мальчики во все большей степени овладевают искусством сдерживать эмоции по мере приближения к подростковому возрасту, потому что ближе к совершеннолетию более важным становится умение производить впечатление. С самым ярким примером маскировки в своей консультационной практике я сталкиваюсь, работая с чисто мужскими группами инженеров. Шесть часов подряд я обращаюсь к кругу непроницаемых лиц. Ни малейшего движения, ничто не меняется в их лицах, независимо от историй, которые я рассказываю, примеров, которые привожу, шуток, которые отпускаю. В голове у меня бродят самые буйные фантазии на тему, как вызвать хоть какой-нибудь отклике их стороны. Я представляю, как говорю им:

«Джентльмены, я готова раздеться догола». Но я больше чем уверена, что ничего не произойдет. Или, может снабдить их стулья электродами, а я буду держать в руках панель управления с кнопками, соответствующими каждому сиденью. Я смогу нажать кнопку и сказать: «Эй, Билл, как вы находите эту идею?», а затем послать ему несколько вольт. Для меня это единственный способ добиться от него реакции.

Иногда эти инженеры кажутся мне бойцами штурмовых отрядов из «Звездных войн» — компанией ничего не выражающих, в буквальном смысле слова носящих маску биороботов. И кто такой Дарт Вейдер, если не до предела замаскированный человек? Актеры, исполняющие эти роли, ни на что не реагируют — они управляемые роботы, не способные придавать лицу выражение. Ну, конечно, я знаю, что это преувеличение. Да, безразличное мужское лицо может нервировать, особенно женщину.

В самых затруднительных обстоятельствах у мужчин усилится потребность носить маску. Однако верно и то, что, хотя мужчины стремятся сохранить каменное лицо, в критические моменты на нем могут обнаруживаться трещинки стресса. Пол Экман, профессор психологии в Калифорнийском университете в Сан-Франциско, в январе 2002 года давал интервью журналу «Мэгэзин» о том, как он иногда может допускать пробой и «утечку» микровыражений лица (быстрых непроизвольных проблесков эмоций, длящихся пятую долю секунды или менее того, которые появляются на лице человека, когда он или она пытаются что-либо скрыть), особенно под давлением. Свидетельские показания Като Кэлина во время следствия по делу об убийстве О.Дж. Симпсона стали хрестоматийным примером. «Он пытался держаться внешне холодно и невозмутимо, но во время перекрестного допроса было несколько моментов, когда на его лице мелькал гнев, и становилось ясно, что есть какое-то противоречие между тем, что он говорит, и тем, что чувствует».

И президент Билл Клинтон терял контроль за выражением своего лица во время дачи свидетельских показаний перед большим жюри относительно Моники Левински и позднее в тот же вечер после дачи показаний во время его речи, передававшейся по телевидению на всю страну. Америка видела мрачного, злобного, усталого мужчину, преисполненного еле сдерживаемого гнева. Как утверждал репортер «Тайм мэгэзин» П. Нунен: «Хотя эта речь увековечит его позор, Клинтон сбросил свою президентскую маску, и впервые взору открылся настоящий Билл Клинтон».


Оставить комментарий


Заказать словарь Жестового Языка



Курс обучения русскому жестовому языку

Курс обучения русскому жестовому языку


Курс обучения русскому жестовому языку

Карта