Школы для глухих и развитие сурдопедагогической мысли в Германии.

В 20—30-е годы XIX века в Германии было создано единое Министерство просвещения и религиозных дел. Для подготовки учителей народных школ были открыты учительские семинарии. В середине XIX века были изданы реакционные «регулятивы», подчинявшие обучение в народной школе и учительских семинариях влиянию церкви. Обучение по системе И. Г. Песталоцци запрещалось. Выступления А. Дистервега, одного из выдающихся прогрессивных педагогов Германии того времени, были встречены враждебно. Обучение будущих учителей ограничивалось овладением программой начальной школы и умением исполнять под аккомпанемент органа церковные песнопения. Среднее образование реформировалось в духе неогуманизма, а общее образование вскоре стало вырождаться в грамматический классицизм. Под влиянием развивающегося капитализма возникли реальные училища, но приобретавшиеся в них знания не считались равноценными тем, которые давала гимназия.

В такой обстановке происходило развитие теории и практики обучения глухих. Система «устный метод» методически оформлялась в специальных пособиях для учителей по развитию устной речи (произношение и чтение с губ). Для учащихся были созданы учебники по чтению, грамматике и некоторым другим общеобразовательным предметам.

Одним из прогрессивных сурдопедагогов в Германии был Ф. М. Гилль (1805—1874). В числе немногих, окончивших учительскую семинарию, Ф. М. Гилль получил право продолжать образование в области естественных наук и музыкального искусства в высшем учебном заведении. Однако ему не пришлось долго заниматься избранными предметами. Министерство просвещения отозвало его из университета и направило в Берлинское училище глухих для подготовки к учительской деятельности.

Ф. М. Гилль был поражен царившей в училище рутиной и схоластическим характером обучения. Это был совсем не тот мир, каким он его себе представлял, проходя педагогическую практику в народной школе при учительской семинарии. Ф. М. Гилль занял критическую позицию по отношению к порядкам в Берлинском училище и открыто выступал против них. Ф. М. Гилль был назначен в одну из школ для глухих в г. Вайзенфельс, находившуюся в ведении учительской семинарии. В этой школе он проработал свыше 40 лет учителем глухих, здесь он создавал и свои педагогические труды.

Хорошее знание общей педагогики помогло Ф. М. Гиллю стать квалифицированным учителем глухих детей. Для него началась вдохновенная, полная труда и борьбы сурдопедагогическая деятельность, основной смысл и содержание которой были в том, чтобы усовершенствовать содержание и методы обучения глухих детей. Ф. М. Гилль рано начал выступать в педагогической литературе. В этом отношении ему помогла дружба с А. Дистервегом.

Ф. М. Гилль создал ряд руководств по обучению глухих вообще, в частности по их обучению устной речи, чтению с губ, письму и чтению.

В 1838 году была издана его книга «Руководство по обучению глухих», в 1839 году — «Руководство по обучению глухих устной речи, чтению с губ, письму и чтению», в 1840 году — «Руководство по обучению глухих языку». В 1841 году был издан его «Альбом картин для глухих».

Кроме методических руководств, Ф. М. Гилль написал много учебников по языку для глухих. В 1866 году была издана его книга «Современное состояние общего обучения глухонемых детей в Германии», которая вызвала среди сурдопедагогов Германии много споров.

Для литературной деятельности Ф. М. Гилля характерно стремление знакомить с проблемами обучения глухих широкую педагогическую общественность.

В книге «Руководство по обучению глухих устной речи, чтению с губ, письму и чтению» Ф. М. Гилль излагал свои дидактические установки в отношении обучения и воспитания глухих, а также и свое отношение к их обучению речи. Во введении к этой книге он указывал, что обучение глухих преследует те же цели, что и обучение слышащих детей, а именно сделать их нравственными и трудолюбивыми гражданами.

Содержание и средства обучения глухих должны быть такими же, как и в народных школах. При этом отсутствие слуха, а вследствие этого и отсутствие речи Ф. М. Гилль считал необходимым восполнить специально организованным обучением устной речи: произношению и чтению с губ.

Обучение глухих детей словесной речи Ф. М. Гилль строил на основе следующих дидактических положений:
1. Глухой ребенок при поступлении в школу не имеет подготовки.
2. Обучение ребенка языку нельзя сводить только к обучению письменной речи; оно прежде всего должно способствовать развитию его умственных способностей и освоению определенного круга общих понятий.
3. Использование жестовой речи должно быть ограничено, а ее искусственное развитие в процессе обучения — недопустимо.
4. Словесная речь должна стать для глухого органической и жизненной деятельностью и вытекать из его потребности в общении.

По мнению Ф. М. Гилля, вполне правильным будет только такое обучение, которое осуществляется не механически, а осознанно. Поэтому на уроках по обучению речи следует придерживаться правила: обучать глухих детей речи необходимо таким же общим путем, каким осуществляется обучение слышащих.

В своих работах Ф. М. Гилль подробно раскрывал установки на развитие умственных способностей ребенка, его устной и письменной речи, самостоятельное приобретение им в дальнейшем общеобразовательных знаний. При решении этих главных задач Ф. М. Гилль делал соответственно и дидактические указания: больше останавливаться на простейшем материале из окружающей жизни и чаще к нему возвращаться. Весь учебный материал, который давался глухому, необходимо делить на мелкие части и при этом требовать постоянного использования учителем и учащимися звуковой устной речи.

Для того чтобы сделать обучение речи последовательным и нарастающим по сложности, Ф. М. Гилль разделил его на три ступени.

Первая ступень подготовительная. Она длилась один год. В течение этого года учащиеся должны были овладеть произношением звуков, умением читать с губ, писать, а также учиться внимательно наблюдать, расширять основной словарь, связанный с обозначением предметов окружающей обстановки.

Вторая ступень длилась три года. Вся учебно-воспитательная работа учителя в этот период направлялась на умственное развитие ребенка. Учитель помогал ученикам накапливать понятия и уточнять представления об окружающем мире.

На этой ступени Ф. М. Гилль проводил уроки наглядного обучения по системе картин, отражавших быт немецкого народа, природные условия страны, а также окружающую ребенка близкую для него действительность. В эти три года дети овладевали грамотой, чтением и письмом и совершенствовали свое произношение.

На своих уроках Ф. М. Гилль знакомил учеников со школой, в которой они учились, со всем тем, что в ней имеется, с учителями, которые их учат. Затем следовало изучение дома и его помещений, окружения дома (сад и т. д.), улиц города и, наконец, того, что лежит за чертой города. В аналогичной последовательности проводились наблюдения, экскурсии, беседы с помощью картин. Причем глухих детей знакомили не только с наименованиями предметов, но и давали сведения об их качествах, отношении к другим предметам, о назначении и даже происхождении предметов. Все то, что дети наблюдали, включалось в разговорный материал, выражаемый различными частями речи. Для того чтобы ученик не забывал слов, их записывали в тетради. Этот первый словарик глухого ученика одновременно служил ему и первой книгой для чтения.

Ф. М. Гилль разрешал детям говорить грамматически неправильно; однако с течением времени они усваивали весь приобретенный речевой материал в соответствующей грамматической форме. Постепенно дети учились употреблять в речи и вопросительные предложения. Для закрепления этого умения Ф. М. Гилль использовал листки с вопросами. После бесед по системе созданных Ф.М. Гиллем картин дети получали новую форму упражнения в речи – ведение дневника.

К концу второй ступени обучения глухих языку ученик должен был правильно называть предметы ближайшего окружения уметь сравнивать их между собой по сходству и различию, распределять по различным признакам. Знание своего места жительства и окрестностей подводило учащихся к изучению географии страны, а беседы об устройстве родного города и установленном в нем порядке готовили глухих к изучению истории, государственного устройства и законов своей страны.

С пятого года обучения начиналась третья ступень, которая продолжалась до окончания школы. Целью обучения на этой ступени было умственное развитие и нравственное воспитание глухого школьника. Ф. М. Гилль ввел на этой стадии изучение общеобразовательных предметов, расширил обучение речи как общеобразовательному предмету. Чтение книг на этой ступени происходило с целью усовершенствования разговорного языка, усвоения новых понятий, приобретения знаний по грамматике. Прочитанный глухими учениками материал затем использовался для устных и письменных изложений. Чтение книг побуждало учащихся и к выбору литературы как источника получения новых знаний.

На этой же ступени изучалась грамматика как учебный предмет. При изучении грамматики Ф. М. Гилль в ограниченной мере использовал грамматическую терминологию. Ознакомление с ней носило практический характер и было основано на наблюдении и выполнении устных и письменных упражнений. Глухие дети учились логически обдумывать и в грамматически правильной форме высказывать свои мысли. Они писали сочинения, изложения и выполняли много других аналогичных видов работ по развитию речи.

Такими были разработанные Ф. М. Гиллем последовательные ступени обучения.

Роль Ф. М. Гилля в развитии сурдопедагогической мысли в Германии была очень велика. Его имя становилось популярным и в других странах Западной Европы.

Ф. М. Гилль стремился сохранить существовавший тип специальной школы. Однако он внес в жизнь школы живую струю прогрессивных идей из общей педагогики и методики, созданных И. Г. Песталоцци и расширенных А. Дистервегом и другими выдающимися представителями общей педагогики того времени.

Основным направлением совершенствования обучения глухих у Ф. М. Гилля было ознакомление ребенка с окружающим миром посредством словесной, устной и письменной речи, ни одной из которых он при этом не отдавал предпочтение. Его система носила название «материальной». Он считал, что всегда и всюду должна употребляться словесная речь. Ф. М. Гилль создал систему развивающего обучения глухих основанную на потребности ребенка в словесной речи, его познавательных интересах, интересе ребенка в словесной речи, его познавательных интересах, интересе к окружающей жизни и культурным ценностям, что в полной мере соответствовало принципу культуросообразности, выдвинутому А. Дистервегом.

Ф. М. Гилль не рассматривал обучение речи в качестве единственного предмета школьного обучения. В его школе изучались и другие общеобразовательные предметы, посредством которых глухой приобретал знания, развивая свое мышление и одновременно речь.

Систему обучения и воспитания Ф. М. Гилля в сурдопедагогической литературе часто называют «естественным методом обучения глухих детей», т. е. основанным на принципе природосообразности и знании особенностей детского восприятия. На немецкую школу глухих его влияние было так велико, что последующее развитие там сурдопедагогики тесно связывалось с его именем. Развитие немецкой школы в последующем пошло по пути сближения содержания и методов обучения глухих с содержанием и методами обучения в народной школе.

Современники в Германии оценивали деятельность Ф. М. Гилля как реформаторскую, поскольку он сумел доказать, что глухой способен обучаться по системе народной школы; в качестве дополнения глухих обучали устной речи (произношению и чтению с губ).

Рассматривая положительные стороны системы Ф. М. Гилля, говоря о жизненности ряда его дидактических принципов, следует отметить, что многие его рекомендации в отношении обучения глухих устной речи со временем из средства превратились в самоцель. Нужно сказать также, что Ф. М. Гилль, уподобляя обучение глухих словесной речи ее развитию у слышащих, не учитывал того факта, что умственное развитие глухого ребенка раннего возраста происходило быстрее, чем это предполагалось его ступенями обучения. Однако умение сочетать практическую работу в школе с теоретической и литературной работой по созданию учебно-методической литературы для учителей глухих способствовало широкому распространению его идей. Успехи Ф. М. Гилля и его учеников были лучшим доказательством эффективности его системы обучения глухих для того времени.

Русский жестовый язык. Психология. Образование.

Карта